Размер шрифта: A AA Изображения Выключить Включить Цвет сайта Ц Ц Ц Х
Воскресенье, 04.12.2016, 22:17
Приветствую Вас Гость | RSS

СОШ в пос. Михайлово

Меню сайта
ЭльЖур
Электронный журнал
Электронный дневник
Вход
Эл. детский сад
Электронный
детский сад
Вход
Наш опрос
Самая активная категория участников на сайте:

Всего ответов: 7113
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0


Сайты школ Гусевского района Калининградской области
Определи день недели
День
Месяц
Год
«Учителю физики и его ученикам»


Почему есть дети, которые не хотят учиться?

Почему есть дети, которые не хотят учиться?
       Давайте зададимся вопросом: а чего, собственно, мы хотим, когда беремся за воспитание ребенка? Отбросим на время красивые фразы о гармоничной личности (что само по себе, конечно, верно) и подумаем, чего мы хотим от данного конкретного ребенка сейчас, ежеминутно и в отдаленном будущем. Почему мы часто сердимся на него и раздражаемся, что нас не устраивает в нем? И где тот идеал, к которому мы все время примериваем наше чадо?
         Если быть честным, то надо сознаться, что в качестве идеала мы очень часто используем... себя. Мы осознанно или неосознанно хотим, чтобы ребенок был похож на нас самих, но не таких, какие мы есть на самом деле, а таких, какими мы мечтали стать. Давайте разберемся. С одной стороны, это не удивительно, потому что мы не знаем, как воспринимает, как мыслит, что чувствует другой человек, точнее, другой тип человека или человек другого пола. Поэтому-то мы и примериваем все на себя.
         Человеку свойственно оказывать на другого человека неосознанное давление с тем, чтобы превратить его в нечто доступное нашему пониманию. Результатом этого скорее всего будет подавление и искажение личности, а никак не ее совершенствование. Если мы взялись за воспитание ребенка, то должны понять, что, как сказал английский писатель Т. Элиот, "...нет человека, достойного присвоить себе право переделывать другого по своему образу и подобию".
          Ну а если наш ребенок не такой, как мы? Мать мечтала стать балериной, но не получилось. И она делает все, чтобы в дочери воплотилась ее мечта. Но ребенок неуклюж, медлителен, у него нет чувства ритма. А что в результате?
          Похожая ситуация описана в художественной литературе. Итак, Александру 10 лет. "Угрюмо и равнодушно поглядывая исподлобья на родителей, мешковатый и рассеянный Александр путался и сбивался с такта. [Мать] покусывала платочек и лицо у нее шло пятнами. Она смотрела на своих детей, оскорбленная, сбитая с толку. Она казалась самой себе красавицей. [...А] этот мальчик с обезьяньими глазками, с угловатыми движениями, почти урод - был ее сын, худенькая длинноносая девочка с сутулой спиной - была ее дочь. И чувствуя непонятное отвращение, гнев, горькую жалость к себе, она поднялась, крепко схватила за ухо сына, за шиворот дочь и швырнула их за дверь, как швыряют котят... Перед сном в постели Александр вдруг все понял. Он был урод, дурен собою. Он вспомнил, как шел под музыку с сестрой, и заплакал от унижения. Никто в этот час не подошел к его постели".
          Это - отрывок из произведения Ю. Тынянова, а мальчик, которого стыдилась и не понимала его родная мать, - будущий гений - Пушкин.
          Нам не дано знать, кем станет тот или другой ребенок, мы не умеем увидеть в нем зерно таланта, особенно если сами таким талантом не обладаем. Но мы выстроили желаемый образ и страдаем, если ребенок не похож на него. Если ребенок неуклюж, медлителен или излишне подвижен, все это может с лихвой окупиться какими-то другими способностями, которых мы пока не замечаем.
          Но мы хотим сейчас. Мы хотим сейчас гордиться им и хвалиться перед друзьями. Мы страдаем от его непохожести на нас или на созданный нами идеал. Мы хотим комфорта, воспитывая детей. Мы, мы, мы... А каково ему?
          Нас раздражает его подвижность, его бесконечные вопросы. И мы придумали дисциплину, т.е. запрет излишне двигаться, говорить, пока не спросят, смеяться, когда смешно, скучать, когда неинтересно, уходить от непосильного. А ведь это наша обязанность - отвечать на вопросы, сделать обучение интересным и посильным, следить, чтобы ребенок вовремя размял затекшие мышцы, создать с ним эмоциональный контакт.
          А мы хотим принудить к обучению. Но еще Анатоль Франс сказал: "Чтобы переваривать знания, надо поглощать их с аппетитом". Для успешного обучения мы должны превратить свои требования в их хотения.
          Записывая биотоки мозга у ребенка, мы показали, что, если нет эмоционального отклика, не включаются в работу "главнокомандующие мозга" - лобные области, которые программируют, корректируют любую сложную деятельность. Без них невозможно поставить цели и сличить результаты с тем, что ожидалось. Если же деятельность скучна, включаются в работу в основном анализаторные системы: зрительная, слуховая, осязательная. И те знания, которые мы пытаемся дать ребенку, не выстраиваются в систему, остаются разрозненными, мозаичными, их трудно извлечь из памяти - не ясно, где их искать, раз они вне системы, а эмоциональной метки, которая тоже помогла бы их найти, просто нет, так как ребенок был равнодушен при обучении, новая информация его не затрагивала, ему было неинтересно.
          Еще один миф, придуманный взрослыми для оправдания своей педагогической несостоятельности - леность ребенка. Но маленькие дети не бывают ленивыми. Лень не причина, а следствие неуспехов. Это защита организма, который не справляется с непосильными нагрузками. Ребенку трудно, он не способен физически выполнить какое-то задание без ущерба для себя (переутомление, работа на грани нервного срыва, психологическая неподготовленность к подобной нагрузке и т.д.), и у него только два выхода: идти наперекор биологическим законам и сломаться физически или психически или уйти от непосильной нагрузки.
          На первое он не способен, так как волевые процессы у ребенка развиты гораздо слабее, чем у взрослого, а цена такого пренебрежения законами физиологии может быть очень высока. Остается второе - уйти из-под нашего контроля, от наших обучающих воздействий, а это мы и называем ленью. Значит, если ребенок ленится - внимание! Надо срочно искать причину - почему трудно. И помочь преодолеть эту трудность.
          А может, мы требуем непосильного? Нейропсихологи, обследуя школьников, доказали, что среди неуспевающих детей от 55 до 79% составляют дети с минимальной мозговой дисфункцией. Это ни в коем случае не умственная отсталость. Но для этих детей, чтобы они в дальнейшем стали абсолютно нормальными людьми, в школе надо подбирать другие методики обучения, .которые помогли бы найти обходную дорожку, на которой этот минимальный дефект не стал бы камнем преткновения. А мы говорим про них: лентяи. Ведь легче свое неумение найти причину школьных трудностей ребенка списать на него - ленивый.
          Итак, ребенок - это всегда дополнительные заботы. Но как это ни банально звучит, ребенок не просил нас, чтобы мы его родили, и не он выбрал за нас профессию воспитателя или учителя. Поэтому о своем комфорте придется забыть. А вот комфортно ли с вами ребенку?
          Будем считать, что мы уяснили для себя две важные истины: дети все разные и дети не похожи на нас. Они имеют право на индивидуальность. Но, чтобы понять разных детей, надо сначала понять, что у них общего и чем они отличаются от нас, взрослых. Почему нам бывает трудно их научить чему-то? Оказывается, у нас разные цели. Мы ориентируемся в обучении на результат, на продукт, а дети - на процесс, на свои усилия. Если он старался, то уже считает себя хорошим, а свой результат ему обычно нравится.
- Ребята, чья картинка самая красивая?
- Моя.
          Это обычная ситуация в детском саду. А маме или учителю не нравится: криво, некрасиво, грязно. Но прежде, чем ругать за результат, надо похвалить за старание. Иначе нам никогда не понять друг друга. Обучение - всегда двухсторонний процесс, и без ответного желания ребенка научиться успеха будет достичь очень трудно. Недаром наш выдающийся психолог Б. Г. Ананьев говорил, что ни в каком возрасте ребенок не является бесформенным куском плоти и мозга, которому воспитание может придавать тот или иной вид, и что он не только объект воспитательных воздействий, но и соучастник всего процесса воспитания.
          Нам трудно его обучить, потому что малыш еще не умеет ставить познавательных целей ("хочу научиться") и обучение его не может быть построено на воле и чувстве долга. А принуждением его тоже нельзя обучить - мозг при этом отключает свои важнейшие системы и работает неэффективно. Значит, в основе должно быть знание психических особенностей ребенка и особенностей развития его мозга.
          Мы уже говорили, что даже новорожденный ребенок - это не чистая доска, на которой опытный педагог может написать все, что захочет. У малыша потенциально заложены в мозге определенные способности, индивидуальные особенности, которые проявляются лишь на определенном этапе развития и только под воздействием определенных условий. Если же мы не создадим этих условий, то все задатки, которые уже есть у ребенка потенциально, не смогут сформироваться. Значит, социальная среда, в которую попадает новорожденный ребенок, является источником его развития, источником функционального развития мозга, а каждый новый момент в развитии мозга толкает к развитию определенную психическую функцию, а та, в свою очередь, служит источником для дальнейшей реализации потенций мозга. Давайте рассмотрим эту сложную ситуацию на примере слепоглухонемого ребенка.
          У такого малыша повреждение может не затрагивать мозг, все потенции, заложенные в нем, изначально сохранены. Но без специальных занятий он растет, как трава: положат в рот - проглотит, холодно - заплачет, и почти все время или спит, или качается из стороны в сторону, чтобы хоть какая-то информация (вестибулярная, мышечная, кожная) попадала в мозг и заставляла его бодрствовать. А психика не развивается. Почему? Ведь мозг изначально, может быть, и не поврежден.
          Специалисты очень долго не могли найти того ключика, который позволил бы дать толчок к развитию психики. И вдруг - чудо: у слепоглухонемой девочки появились первые признаки формирования высших психических функций и она начала превращаться в человека. И сделать это чудо удалось обычной няне. Как? Очень просто. Она не вкладывала ребенку в рот соску или ложку, а только чуть притрагивалась к губам, заставляя девочку саму тянуться за пищей, т.е. побудила ее к активной деятельности вместе со взрослым. Казалось бы - такая мелочь. Но именно совместная деятельность явилась тем самым толчком, который "разбудил" мозг ребенка и его психическое развитие.
          Но то, что мы наблюдаем при дефекте введения в мозг информации, справедливо и для здорового ребенка, просто у больного это более четко видно. Значит, важнейший момент нормального психического развития ребенка - совместная деятельность со взрослым. Без взрослого ребенок не только плохо развивается, но вообще никогда не станет человеком, а будет лишь человекоподобным животным. Это очень важно: у новорожденного есть лишь врожденные потенции к развитию психики, закрепленные в определенной организации мозговых структур, но раскроются или не раскроются те задатки, которые заложены до рождения, зависит только от человеческого общества и от конкретных воспитателей, т.е. от нас с вами.
          Но нет ли здесь парадокса: значит, когда ребенку создают комфортные условия и от него не требуется никаких собственных усилий (пища вкладывается в рот, обеспечивается тепло, сухость и т.д.), он не развивается? Значит, для развития нужны дискомфорт, стрессы?
В определенной степени нужны.
          Реакция на стресс, в зависимости от его силы, имеет три фазы, которые соответствуют трем фазам так называемого адаптационного синдрома: реакция тревоги, фаза сопротивления и фаза истощения. Первая фаза стресса заставляет ребенка активно действовать, вторая в небольших дозах тоже полезна, а вот третья - фаза истощения - просто губительна: она разрушает психику, ломает сложившиеся функциональные связи в мозгу.
          Мы уже говорили о том, что у детей, и особенно у мальчиков, сильно развита потребность в поисковой деятельности, которая требует ухода от комфортных условий. Они лазают на чердаки и в подвалы, убегают с детских площадок, осваивают новые территории, тянутся ко всему новому, придумывают рискованные игры. Дети как бы сами создают себе ситуацию, вызывающую первую фазу стресса. Поисковая деятельность лежит в основе творчества.
          К самой страшной, разрушающей фазе стресса относится так называемая "выученная беспомощность". Что это такое? Рассмотрим сначала на примере животных. Три группы крысят содержали в разных условиях: первых - в комфортных, вторые приобретали опыт активного сопротивления (время от времени через пол клетки пропускали слабый ток, но крысята могли сами отключать его и очень быстро этому научились), а у третьих вырабатывалась выученная беспомощность (они отключить ток не могли, хотя общее время воздействия тока было таким же, как и во второй группе). Затем всем крысятам приживляли клетки злокачественной опухоли (саркома). Заболели все крысята, у которых был опыт выученной беспомощности, некоторые крысята из тех, кого током не били, а у второй группы - с опытом активного сопротивления - опухоль отторгалась.
          Этот факт очень важен для тех, кто воспитывает и обучает ребенка. Что такое плач ребенка, на который не реагируют родители,- это опыт беспомощности. Если мы даем детям задания, которые они не в силах выполнить, мы вновь даем им опыт беспомощности. А это не только психические, но и физиологические потери. Дети обучаются беспомощности своих действий. Если один, два, три раза ребенок не смог выполнить задание, то после этого он и не ищет решения.
          Особенно тяжело переживается ребенком ситуация, когда он знает, что другие эту задачу решают. И здесь очень многое зависит от оценки учителя. Если учитель или мама говорят: "Я так и знала, что ты не решишь", "Ты все равно никогда не сможешь",- то это обучение беспомощности.
          Трем группам детей давали математические задачи: первой группе очень легкие, заведомо решаемые всеми, второй - разной степени трудности, среди которых попадались и легкие, и требующие значительных усилий, а третьей группе - задачи, решить которые было невозможно. Затем всем детям дали одинаковые задачи - очень трудные, но которые дети на данном уровне знаний могли решить. Их решили только дети второй группы, а те, у которых был опыт беспомощности, не справлялись.
          Выводы сделать несложно: необходимо, чтобы каждый ребенок в течение дня испытывал успех и преодолевал трудности. Ни в коем случае нельзя допускать, чтобы трудности приводили к фазе истощения.
          Оказывается, мальчики больше подвержены стрессу, например, вследствие разрыва с семьей (положили в больницу, ушел из семьи отец, умерла бабушка, отдали в круглосуточный детский сад), причем в дальнейшем это может сказаться на их способности к созданию семьи.
          Вы скажете - как сложно. Но есть нечто, что может уберечь нас от многих ошибок,- это любовь к ребенку. Собственная природа часто подсказывает нам правильные решения, но мы иногда боимся к ним прислушаться. Хотя, конечно, одной любви мало, нужны знания. Но без любви к ребенку никакие знания не помогут вырастить личность, раскрыть все то лучшее, что подарила природа именно этому мальчишке или этой девчушке. А они очень разные, поэтому и проявлять свою любовь нужно по-разному.





Авторизация
Site translation
Поиск по сайту
Погода
В стране
Последнее фото


Перейти к региональной горячей линии

Муниципальная горячая линия
Праздники России
Детские радости

Интернет урок

Протестировать скорость
Вашего Интернета















Новости   l   О школе  Учительская  l  Ученикам    Родителям   Фото  Видео Музей l  Комната отдыха  l   В  начало страницы

Понравилась страница? Добавь в закладки и поделитесь ею со своими друзьями!  Добавить закладку в ВКонтакте Добавить закладку в Мой Мир Добавить закладку в Twitter Добавить закладку в Facebook Добавить закладку в Livejournal Добавить закладку в Google Добавить в Яндекс.Закладки

Михайловская школа. Сайт для учеников, родителей, учителей ©14 декабря 2010 года - 2016  
При полном или частичном использовании материалов сайта активная ссылка на http://mihailovoschool.ucoz.ru/ обязательна.